Заур Дадаев: «Я не идиот, чтобы совершать преступление прямо напротив Кремля»

0
184

Заур Дадаев, один из пяти фигурантов дела Бориса Немцова, признанных на прошлой неделе виновными в «заказном убийстве» лидера российской оппозиции, дал интервью члену Общественной наблюдательной комиссии Когершын Сагиевой, в ходе которого утверждал: его пытали, присяжными манипулировали, а властям Чечни защитить его в суде не позволил «статус».

Об этом пишет в воскресенье, 2 июля, сайт телеканала «Дождь».

«Меня держат ни за что. Привезли избитым в Лефортово. Меня били током, пытали – в протоколе сказано, что задержали 5-го, а доставили 7 марта, как вы думаете, где я был два дня?» – приводит издание слова подсудимого.

Дадаев заявляет, что сидит «за самое громкое преступление, которое не совершал» и критикует коллегию присяжных: «Их продавили, а всех, кто что-то понимал, удалили. Я верю в Аллаха, все, что происходит, это наказание, может, я нагрешил слишком. Может, мне нужно было коров пасти, а не 11 лет по лесам бегать, Россию защищать. Тут сидишь за самое громкое преступление, которое не совершал, присяжные вынесли вердикт. Их продавили, а всех, кто что-то понимал, удалили. И вам не кажется подозрительным, что они три дня думали? Что там думать? 26 вопросов».

Отметим, что в день вынесения вердикта из зала удалили двух присяжных, а виновным Дадаева и его сообщников признали десятью голосами против двух.
«Если бы я совершил это преступление во имя Аллаха, то первый бы сознался, но признательные показания я дал под пытками. Мне сказали, что я отсюда не выйду, друга моего убили при задержании. И мои друзья-братья себя оговорили», – утверждает чеченец.

Напомним, что середине апреля газета «Коммерсант» опубликовала видео и расшифровку признательных показаний Дадаева, от которых он позже отказался.

Дадаев так описывает обстоятельства съемки: «Вы посмотрите видео внимательно, я там нервничаю, это заметно. Там с обратной стороны в дверях стояли люди в масках».

Он также заявил, что «не общался» с властями Чечни – ни с Рамзаном Кадыровым, ни с Русланом Геремеевым: «Да, я служил в батальоне «Север», но наградил Орденом мужества меня не он, а президент России. Но чеченские власти могли бы прийти в суд и сказать, что меня не отправляли, но статус, наверное, не позволил. Поймите, я офицер, я не идиот совершать это преступление прямо напротив Кремля. Я был военным, но на момент задержания уже уволился. Я писал заявления в прокуратуру, уполномоченному по правам человека, чтобы разбирательство было справедливым, но ничего невозможно добиться, письма возвращаются моему же следователю.

Как уже сообщалось, 29 июня в Московском окружном военном суде присяжные огласили свой вердикт по делу об убийстве политика Бориса Немцова. Заура Дадаева и еще четырех фигурантов дела признали виновными и не заслуживающими снисхождения. Дадаев, по версии следствия, выпустил шесть пуль в спину Немцову, когда тот шел по Большому Москворецкому мосту. Свою вину Дадаев не признал.

В этот же день защита фигурантов дела об убийстве Бориса Немцова заявила о фальсификации обвинительного вердикта присяжных: «Произошла фальсификация. Старшина во время оглашения вердикта не озвучила «да, доказано» в пятом вопросе о виновности Анзора Губашева, таких слов она не говорила, мы на это сразу обратили внимание, это было внесено уже после оглашения», – рассказал журналистам адвокат Марк Каверзин, продемонстрировав журналистам вопросный лист.

Анзор и Шадид Губашевы участвовали в планировании слежки за Немцовым и наблюдали за его убийством из автомобиля ZAZ Chance; Темирлан Эскерханов наряду со слежкой обеспечивал подельникам безопасность и помог скрыться из Москвы, а Хамзат Бахаев участвовал в сборе информации о Немцове, перевозил преступников на своем автомобиле и предоставил временное жилье в Подмосковье на период подготовки к убийству.