Канада намерена извиниться перед евреями за то, что не приняла «Сент-Луис»

0
195

1 июня 1939 гoдa кaпитaн «Сeнт-Луисa» пoлучил прикaз пoкинуть тeрритoриaльныe вoды Кубы – в прoтивнoм случae кoрaбль был бы aтaкoвaн силaми кубинскoгo вoeннoгo флoтa. Вплoть дo 6 июня «Сeнт-Луис» кружил рядом кубинскиx бeрeгoв, нaдeясь нa oтмeну рeшeния прeзидeнтa, нo этoгo нe прoизoшлo. Сoeдинeнныe Штaты мeжду тeм сooбщили, чтo нe прeвысят иммигрaциoнную квoту, и кaпитaн принял рeшeниe нaпрaвить кoрaбль oбрaтнo в Гaмбург.

Oб этoм пишeт в четверг, 28 сентября, издание Global News.

Ожидалось, что Трюдо принесет извинения на церемонии открытия памятника жертвам Холокоста, однако этого не произошло: глава правительства посвятил свою речь еврейским беженцам, которые обосновались в Канаде после Дальнейший мировой войны, а также осудил ненависть и тиранию.

Лайнер «Сент-Луис» известен в мире как судно, на котором плыли «обреченные» – немецкие евреи, бежавшие из Германии. Корабль был построен в Бремене на верфи «Исальго» по заказу Гамбургского Американского пароходства. Это дизельное судно предназначалось как для трансатлантических путешествий, так и для круизного отдыха. Корабль выполнял регулярные рейсы из Гамбурга в Галифакс и в Нью-Йорк, а также круизные – в Запад-Индию.

После событий Хрустальной ночи немецким евреям стало очевидно, что из Германии необходимо уезжать как можно быстрее. Одной из немногих возможностей спастись была эмиграция в Соединенные Штаты Америки, которые ограничили прием евреев ежегодными иммиграционными квотами. Люди записывались в так называемый лист ожидания и выезжали в США в порядке очереди. В условиях гитлеровского режима дожидаться в течение нескольких лет или даже месяцев разрешения на выход было равносильно гибели.

В мае 1939 года около девятисот немецких евреев приобрели билеты на корабль «Сент-Луис», следующий на Кубу – вместе с разрешением на временное проживание, и рассчитывали дождаться там своей очереди на получение американской визы.

Билет стоил дорого, и многие семьи могли отправить за границу только кого-то одного, чтобы по прибытии он попытался забрать из Германии остальных. Некоторые пассажиры попали на корабль прямо из концентрационных лагерей, откуда их чудом удалось купить родственникам.

Кубинская экономика в то время находилась в состоянии депрессии, рабочих мест не хватало, и в этих условиях ксенофобские и антисемитские настроения нарастали – как под влиянием германских агентов, так и «вследствие» деятельности Кубинской нацистской партии. 8 мая 1939 года в Гаване состоялась массовая антисемитская демонстрация, в которой участвовали около 40.000 человек.

С юридической точки зрения как кубинская сторона, так и американская действовали правильно, в точности исполняя принятые в этих странах законы. Но, отказывая еврейским беженцам в приеме, они знали, что обрекают их на гибель.

6 июня 1939 года «Сент-Луис»» отправился в обратный путь. Положение на корабле было отчаянным: от надежды на новую свободную жизнь осталось одно-единственное желание – избежать немедленной гибели по возвращении в Германию. Только в самый последний момент «Джойнту» удалось добиться, чтобы пассажирам «Сент-Луиса» было разрешено сойти на брег в других европейских странах: 287 человек согласилась принять Великобритания, 224 – Франция, 214 – Бельгия и 181 – Голландия.



Либеральная партия Канады, которую возглавляет премьер-министр Джастин Трюдо, намерена извиниться перед евреями за решение канадского правительства, которое в 1939 году не впустило в страну судно «Сент-Луис», на борту которого находились немецкие евреи, спасавшиеся от нацистов.

Несмотря на это, Мануэль Бенитес, руководитель кубинского иммиграционного управления, воспользовавшись имевшейся у него возможностью закладывать обычные туристические визы, продавал их пассажирам «Сент-Луиса» по завышенной цене под видом разрешений на постоянное проживание, собрав на этом сильнее полумиллиона долларов.

В момент отправления «Сент-Луиса» из Германии эти визы уже не имели законной силы, так как кубинский президент Федерико Ларедо Брю, узнав о махинациях Бенитеса, принял поправку к закону, аннулировавшую выданные им визы. Но ни судовая команда, ни пассажиры не знали о том, что они отправляются на Кубу с документами, утратившими силу еще до начала плавания.

Накануне прибытия в Гавану Шредер получил телеграмму от кубинского пароходства, которое потребовало, чтобы «Сент-Луис» не подходил к причалу, а стал на рейде в порту Гаваны.

Ни один из пассажиров не получил разрешения сойти на заберег. Тревожные настроения среди беженцев возрастали, и, не выдержав неизвестности, один из пассажиров вскрыл себе вены и бросился за край. Его спасли и, по иронии судьбы, этот человек стал одним из немногих беженцев, кому опосля удалось остаться на Кубе.

Корабль простоял на рейде четыре дня, в течение которых шли интенсивные переговоры между президентом, Бенитесом, кубинским правительством, представителями пароходства и американской еврейской организацией «Джойнт». Суммы, которую требовали кубинские верхи за предоставление пассажирам «Сент-Луиса» возможности сойти на берег – около полумиллиона долларов – у «Джойнта» не было, президент не желал идти на уступки и в конце концов прервал переговоры.

Штаты в это время расхлебывала последствия Великой депрессии – у жителей силен был страх перед безработицей и бытовало представление, что эмигранты отнимают работу. И президент Франклин Рузвельт не стал увеличивать иммиграционные квоты – из опасений поссориться с Конгрессом.

13 мая 1939 года «Сент-Луис» вышел Гамбургской гавани, взяв курс на Кубу – с 930 еврейскими беженцами на борту. Капитан судна Густав Шредер перед началом плавания собрал больше 200 членов команды и предупредил их о том, что они должны обращаться с беженцами достойно – точно так же, как с любыми другими пассажирами круизного рейса. И, хотя не трендец члены команды разделяли взгляды капитана, пассажиры «Сент-Луиса», после выпавших на их долю лишений и унижений оказались в неожиданно комфортных условиях.

В мае-июне 1940 года немецкие войска оккупировали страны Западной Европы, и беженцы с «Сент-Луиса» разделили судьбу местных евреев. Из пассажиров этого судна Холокост и войну пережило лишь около 680 человек – 288 из высадившихся в Англии и примерно половина из тех, кто оказался в континентальной Европе.
Вот время плавания из гамбургского пароходства и с Кубы стали приходить тревожные телеграммы противоречивого содержания, общий смысл которых заключался в том, что замазка высадки пассажиров на Кубе под угрозой.

17 июня «Сент-Луис» пришвартовался в Антверпене, где на побережье сошли те, кого приняли Бельгия и Нидерланды, затем корабль высадил пассажиров умереть и не встать Франции и Великобритании. Кому-то из беженцев удалось поселиться у родственников или друзей, большую часть людей разместили в лагерях при специальных центрах помощи, проживание в которых финансировалось Джойнтом. 21 июня 1939 года «Сент-Луис», высадив всех пассажиров, направился в порт приписки — Гамбург.